logo
flash-shapka-fon

хобби >>> мужские игры>>> нумизматика   

Хобби. Мужские игры. НУМИЗМАТИКА

Слово о звонкой монете
О металлах в наших и чужих карманах

© ПУЛЯ Олег

Нумизмат – это состояние души.
Можно быть нумизматом, не имея ни единой монеты,
и не быть им, обладая прекрасной коллекцией.

Мы носим их в карманах и кошельках, а уронив, ленимся нагнуться за ними. И даже толком не помним, что на них изображено – цифры, орел, всадник с копьем?.. Но иногда, выбрасывая вещи из старого шкафа, или перебирая семейный архив, или меняя во время ремонта полы, – мы находим эти металлические кругляши и удивляемся подзабытому гербу СССР или орлу императорской России, читаем надпись странными буквами
«мѢдная россійская монета», взвешиваем на ладони, ощущаем непривычную тяжесть…

Пятаки и двугривенные

Этих монет касались руки наших прадедушек и прабабушек – надо только всмотреться, прислушаться к ним, и тогда, как на цветных фотографиях Прокудина-Горского, перед вами появятся картины жизни давно ушедших людей давно исчезнувшей страны…

coin

Рубли, пятачки, полтинники и двугривенные – такими монетами
рассчитывались наши прадедушки и прабабушки при Николае II

Огромным медным пятаком в 1911 году расплатился в нижегородском трактире за пару чая – сам чай да два куска сахару – приехавший на ярмарку купчишка третьей гильдии. Серебряный 20-копеечник в 1914-м отдал извозчику за поездку от Тверской до Александровского (ныне Белорусского) вокзала чиновник из ведомства московского генерал-губернатора. Ну а тяжеловесные рубль и полтинник с профилем Николая II небрежно опустил на прилавок санкт-петербургского «Елисеевского» гвардейский поручик в уплату за фунт зернистой икры – и воображение доносит через столетие услужливый говорок приказчика: «Икорка сегодня исключительная, только утром в магазин доставили-с, не извольте беспокоиться, ваше благородие!»

А дальше для звонкой монеты настали тяжелые времена. Золотой стандарт, служивший фундаментом всей экономики предвоенной Европы, рухнул в роковом августе 1914-го с началом Великой войны. Сразу же после 23 июля 1914 года, когда из-за убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда Австро-Венгрия предъявила ультиматум Сербии и стало ясно, что новой войны не избежать, все европейские державы одна за другой прекратили размен бумажных денег на золото. Закон № 2096, согласно которому «временно, впредь до минования чрезвычайных обстоятельств» прекращался размен на золото кредитных билетов Государственного банка, Николай II подписал 27 июля – а через четыре дня Германия и Россия уже находились в состоянии войны. Драгоценный металл мгновенно исчез из обращения – при этом в казну удалось вернуть золотых монет только на 50 миллионов рублей, тогда как в кубышках у населения осталось 435 миллионов (еще 637 золотых миллионов в дальнейшем ушло в Англию как обеспечение кредитов на военные поставки). Вслед за золотом из обращения постепенно исчезла серебряная монета – сначала высокопробные рублевики, полтинники и 25-копеечники, затем 20, 15, 10 и 5 копеек из низкопробного серебра, а к 1916-му народ вымел и медную монету.

coin

Инфляционные марки-деньги самых последних лет Российской империи.
Бумажки вместо полновесных серебра и меди

Тем не менее серебряную и медную мелочь по инерции чеканили в небольших количествах аж до 1917-го, но вся она сразу же оседала на руках и припрятывалась до лучших времен. Недостаток разменной монеты ощущался настолько, что правительство вынуждено было пойти на выпуск бумажных разменных билетов номиналом от 1 до 50 копеек. Вспомнили и о почтовых марках – копеечные номиналы из юбилейной серии, выпущенной к 300-летию династии Романовых, печатались теперь на очень плотной бумаге и с надписью на оборотной стороне, заверявшей, что они имеют хождение наравне с медной или серебряной разменной монетой. К 1916 году денежное обращение фактически полностью стало бумажным, но платить такими бумажными копейками было уже почти не за что – в России раскручивался маховик инфляции, и деньги стремительно дешевели. Накануне Февральской революции рубль обесценился более чем вчетверо – его покупательная способность упала до 20–25 довоенных копеек. И хотя на бумажных рублях по-прежнему значилось, что Государственный банк обменивает кредитные билеты на золотую монету без ограничения суммы, звон этих самых монет навсегда остался в прошлом.

После февраля 1917-го Временное правительство продолжило печатать ничем не обеспеченные бумажки: как царские кредитные билеты, так и свои – 250- и 1000-рублевки и 20- и 40-рублевые «керенки», которые в народе презрительно называли «от кваса ярлыки». Но мечты о твердом золотом рубле оставались и тогда – заказ на печать большого количества денег нового образца был размещен в Северо-Американских Соединенных Штатах. Американцы подошли к делу ответственно, купюры получились красивыми и солидными, похожими на доллары, и, конечно, там имелась надпись о размене на золото – правда, уже без ненужных подробностей вроде курса размена. Вот только к октябрю 1917-го рубль обесценился до 5–6 довоенных копеек, да и получить свой заказ Временное правительство не успело. Когда эшелоны с новыми деньгами пошли с Дальнего Востока на Петроград и Москву, в обеих столицах и не вспоминали ни о каких твердых золотых деньгах – после прихода к власти большевиков по всей территории бывшей империи завертелся вихрь плохо напечатанных, стремительно обесценивавшихся бумажек с тысячами, миллионами и миллиардами...

Монеты для большевиков

Впрочем, в начале 1920-х звонкая монета понадобилась и для большевистской экономики, Военный коммунизм постепенно сошел на нет, об идее отмены денег никто из коммунистических вождей уже и не говорил – на повестке дня стоял НЭП, а для новой экономической политики требовались и новые деньги. Причем не менее твердые, чем старые деньги Российской империи...

coin

Первые серебро и медь Страны Советов – даже монетку в полкопейки не забыли

Над тем, как эти деньги должны выглядеть, долго не раздумывали – в распоряжении советской власти оставались вполне исправные станки царских монетных дворов, и проще всего было чеканить монету по образцу старой, императорской. Разумеется, с новыми изображениями – на полновесных серебряных рублях и полтинниках вместо раскинувшего крылья царского орла был герб РСФСР, а чуть позже и СССР, а вместо профиля Николая II – звезда, рабочий с крестьянином и кузнец. Весной 1921 года начался выпуск серебряных и медных монет, равных по качеству и весу соответствующим номиналам царской России (не забыли даже монетку в полкопейки). Но три следующих года все эти деньги в обращение не выпускали, накапливая их в подвалах Госбанка. И вот 26 февраля 1924-го новые серебряные и медные монеты поступили в четыре крупнейших московских магазина – ГУМ, Мосторг, МОСПО и Моссельпром. На следующий день их стали выдавать на сдачу покупателям – те восхищенно смотрели на блестящие денежки, пробовали их на зуб, убеждались, что это настоящее серебро, и... рассовывали монеты по карманам. Крестьяне, бывавшие в Москве, пригоршнями увозили полновесные монеты в деревни, демонстрировали там как диковинку и складывали в кубышки. Твердые деньги при новой власти – это хорошо, ну а вдруг советская власть все же не навсегда?.. Темпы, с которыми обращение поглощало запасы разменного серебра и меди, заставили Наркомат финансов организовать выпуск монеты не только на монетных дворах, но и на других предприятиях, а заказы на чеканку части тиража полтинников и пятаков разместили в Англии. Разменный кризис был преодолен лишь через год – и к началу 1925-го в обращение ушло на 73,5 млн рублей серебряных монет и на 1,4 млн рублей медных.

Вот только очень скоро выяснилось, что на производство полновесных монет «царского» стандарта уходит громадное количество дефицитных металлов. К тому же тяжелая монета требовала немалых расходов при перевозке и попросту отягощала карманы – кошелек с 1 рублем медной мелочью от 1 до 5 копеек весил почти 350 граммов. Но главное – и серебро, и медь во все возрастающих количествах требовались в промышленности, а НЭП постепенно сворачивался жесткой рукой социалистической плановой экономики. Серебряные рубли прекратили чеканить уже в 1924 году, полтинники – в 1927-м, медь в мелкой монете заменили дешевым сплавом в 1926-м, ну а низкопробное разменное серебришко продержалось подольше, до 1931-го. И – всё...

Между тем в мае 1929 года Народный комиссариат финансов обеспокоенно доложил в Политбюро, что еще с 1926–1927 годов банковая серебряная монета (1 рубль и 50 копеек) стала исчезать из оборота и уже практически не встречается в обращении. Из-за снижения покупательной способности рубля население начало припрятывать высокопробное серебро на черный день, а падение курса бумажного червонца за границей привело к тому, что его активно вывозили из страны контрабандисты, в основном через азиатскую границу. Наркомфин предложил вполне «рыночное» решение – закупить на 4 млн рублей серебра за границей и начеканить из него недостающую монету, но после некоторых раздумий вопрос поручили ОГПУ. В результате карательные органы СССР в 1930 году провели операцию по изъятию у населения серебряной монеты. К спекулянтам и скупщикам серебра применялись жесткие меры, к осени по стране прошло полмиллиона обысков, в лагеря отправили около 450 человек, а тех, у кого находили более 300–400 рублей серебряной монетой, приговаривали к высшей мере социальной защиты – расстрелу. Но если учесть, что в обращение серебряной монеты было выпущено на 240 миллионов рублей, а к октябрю 1930-го удалось собрать лишь чуть более 2,6 миллиона – затея удалась не вполне.

И чуть не забыл – в 1923 году были выпущены в дополнение к бумажным и металлические советские червонцы, которые по содержанию чистого золота соответствовали дореволюционным 10 рублям. Прозвали их «сеятель», так как для лицевой стороны монеты было выбрано изображение сеятеля по скульптуре Шадра. Но в обращение эти червонцы практически не поступали, а использовались в основном для внешнеторговых расчетов. Кстати, не брезговали тогда чеканить золотую монету и дореволюционными штемпелями времен Николая II, в основном с датой 1911 – за границей царское золото «почему-то» принимали гораздо охотнее, чем «сеятелей».

Впрочем, серебряная мелочь в небольших количествах так и проходила аж до реформы 1961 года – моя бабушка работала тогда в сберкассе и рассказывала, как ей иногда приносили для обмена те самые полновесные полтинники и рубли 1920-х, меняя их на новые пятачки и гривенники...

coin

Олимпийский рубль, подзабытая уже классика... И «скорпионье» серебро
современной России – не ищите эту монету в своих карманах!

В СССР о чеканке монет из драгметаллов вспомнили только накануне Олимпиады-80. Помимо обычных олимпийских рублей, которые в немалом количестве встречались в обращении, были выпущены и серебряные, и золотые олимпийские монеты, и даже платиновые 150-рублевики. Предназначены они были для продажи за валюту западным туристам – обращение внутри страны этой звонкой монеты заведомо не предусматривалось. Собственно, в 1980-х, на излете существования СССР, разные «юбилейные» монеты выпускались часто, по самым разным поводам – и если рублевики в обращение еще попадали, то серебро, золото, платина и палладий предназначались только коллекционерам. Традиция была продолжена и российским Госбанком. Регулярно выпускаются монеты из драгметаллов, посвященные самым разным датам, событиям и лицам, прославившим Россию. В обращении они не встречаются, но их можно купить в любом отделении Сбербанка – хотя вряд ли кому-то придет в голову, например, расплатиться в магазине серебряным 16-граммовым двухрублевиком... Выпускает Госбанк и так называемые инвестиционные монеты – они не так красивы, как коллекционные, но зато стоят немногим больше, чем серебро или золото, на них пошедшее. Яркий пример – 31-граммовая монета из чистого серебра с изображением соболя и номиналом 25 рублей, которая в Сбербанке стоит около 1200 рублей. Хороший подарок человеку, который любит все оригинальное! Или, скажем, двухрублевики со знаками Зодиака на выбор – и как подарок хороши, и как сувенир себе любимому (я вот такого подаренного мне зодиакального Скорпиона таскаю в кармашке джинсов – на память и для удовольствия). Выпускает Госбанк и совсем экзотические монеты: скажем, в 2010-м вышла золотая диковина, посвященная 150-летию Банка России, – номиналом 50 000 рублей и весом в 5 килограммов чистейшего золота. Тираж ее, правда, всего 50 штук, а про стоимость лучше и не спрашивать. Но для олигархов-коллекционеров такая монетка – в самый раз!

coin

Последний мирный год для России и Германии – 1913-й. И последние
монеты в честь двух императоров – 300-летия династии Романовых
и 25-летия правления Вильгельма II

Plusquamperfekt России, Германии и Америки

Вот передо мной две монеты 1913 года – трехмарочник кайзеровской Германии и российский рубль. Монеты не простые, хоть с нумизматической точки зрения особого интереса и не представляют, так как чеканили их громадными тиражами. Примечательны они другим… Год одна тысяча девятьсот тринадцатый от Рождества Христова стал последним мирным годом для всей сытой и довольной Европы и точкой наивысшего развития экономики Российской империи. Но это был еще и год двух имперских юбилеев: для России – 300-летия династии Романовых, для Германии – 25-летия правления Вильгельма II, последнего из династии Гогенцоллернов. В России небывалого размаха празднества дошли до кульминации в феврале, в Германии – в июне 1913 года. Обе стремительно развивавшиеся империи смотрели в грядущее с оптимизмом – начинался новый век, век технического прогресса и невиданного расцвета культуры. Так казалось и всему остальному миру. Но где-то там, в сумрачных Небесах, костлявые пальцы Судьбы выкинули совсем иные карты – и внизу, на земле, они обернулись топографическими картами с линиями фронтов и красно-синими стрелами ударов кавалерии и пехоты. И карты эти не показывали будущего – взгляду мешали отблески пожарищ, облака отравляющих газов и тени начиненных бомбами цеппелинов…

А ведь могло быть и по-другому. Петр Николаевич Дурново, 23-й министр внутренних дел России, в феврале 1914-го в своей знаменитой аналитической записке Николаю II предсказывал губительность войны с Германией, к которой Россию подталкивали Британия и Франция. Предсказывал решительно всё – и саму Великую войну, и конфигурацию держав (с одной стороны Германия, Австрия, Турция, Болгария, с другой – Англия, Россия, Франция, Италия, Сербия, Соединенные Штаты). И кончиться все должно было революцией и в России, и в Германии, причем русская революция, говорилось в записке, неизбежно примет характер социалистической: Государственная дума, умеренная оппозиция, либеральные партии будут сметены, и начнется небывалая анархия, результат которой предугадать невозможно. А Вильгельма II – кайзера Германии и короля Пруссии – от войны с Россией задолго до 1914-го настойчиво отговаривал великий политик, отец-основатель и первый канцлер Второго рейха Отто фон Бисмарк. Но – августейшие особы редко прислушиваются к советам… Гибель великих империй была предначертана Историей: в марте 1917 года отрекся от престола Николай II, в ноябре 1918-го – Вильгельм, тогда же распалась и Австро-Венгрия, на два года пережив вечного, казалось бы, венценосного старца Франца-Иосифа… И на память о трех крупнейших монархиях Европы остались только высокомерные лики правителей, навеки вчеканенные в холодный металл монет.

Любопытно, что за пару десятилетий до Мировой войны молодой Вильгельм II посетил императора Александра III и поучаствовал в больших нарвско-царскосельских маневрах с русским 85-м пехотным Выборгским полком, шефом которого состоял. Кайзер Германской империи, командуя подшефным полком, «взял» намеченную высоту – и остался своим подвигом так доволен, что, объезжая строй русских солдат, заявил командиру полка: «Я горжусь тем, что состою шефом Выборгского полка, и буду ходатайствовать перед государем, чтобы полк мой получил отличие». «Полк уже имеет отличие», – ответил полковник. «О да, я знаю, знаю: серебряные трубы, – припомнил Вильгельм. – Но за что он получил их?» «За взятие Берлина в Семилетнюю войну в 1760 году», – браво доложил командир полка. Кайзер не растерялся: «Прекрасно, но все же лучше никогда больше этого не повторять!» Не случись в России большевистского переворота, Русская армия в составе войск держав-победительниц вошла бы в Берлин в 1918-м – но История, похоже, действительно не знает сослагательного наклонения. Впрочем, сейчас на моей ладони две красивейшие монеты, а на дворе – Plusquamperfekt, давно прошедшее время, торжественный и мирный 1913 год…

coin

Эти монеты попали в нашу страну в карманах американского
солдата, высадившегося в Северной России зимой 1919-го, –
и навеки остались на негостеприимных просторах

А вот и совсем другие монеты – три «американца», слегка потертые доллар 1880-го, полдоллара и четвертак 1918 года, доставшиеся мне от дальнего родственника из Архангельска. Они попали в Россию зимой кровавого 1919-го, когда по всей бывшей империи шла братоубийственная Гражданская война. Попали в кармане американского солдата или офицера из интервенционных войск Антанты, высадившихся в Архангельске. На долларе – чеканный профиль Свободы, на 50 и 25 центах – гордо расправивший крылья американский орел. Но их бывший хозяин не принес в Северную Россию свободу, не случилось и военных побед – повода для гордости, да и вернуться в США ему, похоже, было не суждено. А три монеты из его кармана и поныне здесь – красивые, холодные и равнодушные памятники человеческой трагедии.

От серебра до цинка

А вот и продолжение истории, отстоящее на четверть столетия от предыдущих героев. Эти четыре монеты нашел мой дед на полу разбитого дома в предместье Берлина, где его артиллерийский полк вел последние бои в 1945-м. Пять монет, таких разных на первый взгляд. Разные металлы – серебро, никель, бронза, алюминий и цинк. Разные номиналы – рейхсмарки, рейхспфенниги. Но герб один – распластавший крылья хищный германский орел. И история здесь тоже одна на всех – история взлета и падения Тысячелетнего рейха, просуществовавшего всего 12 лет. На серебряном пятимарочнике – Пауль фон Гинденбург. Боевой генерал-фельдмаршал, кавалер уникальной награды – Звезды Большого креста Железного креста, вручавшейся в истории Германии лишь два раза. Высший офицер Пруссии и Германии, в 1919 году надменно заявивший комиссии в оцепеневшем под охраной пулеметчиков Рейхстаге, что весной-летом 1918-го в ходе наступления Германия была как никогда близка к победе и лишь предательское поведение общества привело к катастрофе («удар ножом в спину» – так сказал Гинденбург, и слова эти стали частью легенды). Человек, дважды избиравшийся президентом республики – но мечтавший об империи, назначивший Адольфа Гитлера рейхсканцлером и открывший НСДАП путь к власти. Его мрачный и мощный, в полном смысле слова имперский профиль неизменно украшал самые крупные монеты Рейха с 1935 по 1939 год.

coin

Монеты Тысячелетнего рейха. История его расцвета и краха уложилась
в 12 лет, и монеты повторили этот путь – от благородного серебра
до обреченного стать прахом цинка

Остальные монеты – из металлов попроще: 2 пфеннига 1936 года и 50 пфеннигов 1939-го – полновесные медь и никель, а вот 5 и 10 пфеннигов 1940-го и полтинник 1944-го – уже всего лишь цинк и алюминий соответственно. Всё просто: в сентябре 1939 года загрохотали пушки, поднялись в небо бомбардировщики, взломали польскую границу немецкие танки – и если ранее никелевых и алюминиевых монет в 50 пфеннигов чеканилось почти поровну, то теперь весь германский никель использовался для производства брони. Серебряные монеты с Гинденбургом (кстати, по содержанию серебра вдвое уступавшие полновесным монетам кайзеровской империи) исчезли из обращения так же быстро, как российское серебро и золото в 1914-м, а на смену пфеннигам из бронзы, меди и никеля уже к 1941 году пришли монеты из алюминия и цинка. Правда, стоит заметить, что по сравнению с СССР, где во время войны инфляция бушевала вовсю (справиться с ней удалось лишь после денежной реформы 1947 года), экономика Рейха держалась до последнего – и реальные цены практически не росли вплоть до 1945-го.

coin

Последнее «ходячее» серебро США –
скорбная память о Джоне Кеннеди

Звон из прошлого

Золотые и серебряные монеты в обращении воплощали в себе не только абстрактный золотой стандарт, на котором до Первой мировой базировалась экономика крупнейших государств. Нет, звонкая монета была символом всего старого доброго мирового порядка, установившегося в XIX столетии. Но этот казавшийся незыблемым порядок начал рушиться уже в 1914-м – на глазах у потрясенного человечества. Война закончилась, но возврата к тихому и стабильному прошлому не произошло. И жирный крест на золотом символе этого прошлого поставили в цитадели капитализма – в 1933 году, в разгар Великой депрессии, США прекратили чеканку и изъяли из обращения все золотые монеты. Так окончательно и навсегда закончилась эпоха золотых монет. А затем настал черед второго драгоценного металла – в тех же США последнее серебро было отчеканено для обращения в 1964 году. Конечно, и сейчас по всему миру чеканятся золотые и серебряные доллары и фунты стерлингов, евро и рубли – но всё это не более чем «ювелирные изделия» для коллекционеров, официальная стоимость которых намного превосходит номинал. Такие монеты, конечно, очень красивы, но по большому счету – неинтересны. Их современное, высокотехнологичное, дорогостоящее великолепие не трогает сердце.

coin

50-копеечник здесь – самое удивительное. Не было в 1941 году полтинников,
их не чеканили с 1928 по 1960-й. Собирались запустить в 1941-м, но война
помешала, и один из уцелевших экземпляров я увидел только в Интернете.
А рядом – трехкопеечник и пятачок, которыми в 1956-м пацаны из ФЗУ играли
в «пристеночку», пятнашку тогда стоил звонок по уличному телефону,
а пятаками 1961-го платили за метро после хрущевской денежной реформы

Не буду кривить душой: лично мне больше всего нравятся именно монеты конца XIX и начала XX века – я рассматриваю каталоги, перелистываю в Интернете нумизматические сайты, меня радуют солидная тяжесть этих монет и вязь «старорежимных» букв, профили монархов, имперские орлы и прочее геральдическое зверье. Но иногда тянет посмотреть на совсем другие монеты, в которых нет ни грамма дорогих металлов, но есть нечто, трогающее душу. Например, вот таким пятачком 1957-го пацаны из ФЗУ играли в «пристеночку», на эти 15 копеек тогда можно было позвонить из уличного телефона-автомата (вспомните смешные телефонные будки из старых фильмов!), а оплатив проезд таким послереформенным пятачком 1961 года, можно было хоть целый день кататься в старом добром московском метро, столь не похожем на метро сегодняшнее!

Увы, век звонкой полновесной монеты закончился навсегда. Скучные современные банкноты, пластиковые кредитки, бездушные электронные деньги – мы с успехом пользуемся всем этим, у первой же кассы стараясь избавиться от случайно скопившейся мелочи. И неудивительно – стандартные монетки из дешевых сплавов, позвякивающие в наших карманах, напрочь лишены обаяния старины. Но если вам удастся ощутить на своей ладони тяжесть позеленевшего екатерининского пятака, или серебряного рубля Николая II, или советского полтинника 1920-х – вы испытаете странную грусть и вспомните о временах, когда цена денег определялась весом честного металла, в них заключенного. Эти монеты ходили по рукам давно исчезнувших людей в той России, которая была – но которой нет и никогда уже не будет. Никогда – потому что весь тот мир навеки остался за обманчиво-прозрачной, но непреодолимой стеной Времени…

coin

Старые монеты сияют чистейшим серебром, зеленеют окислившейся медью, чернеют невзрачным грошовым цинком – но любая из них несет на себе неповторимый отпечаток самой Истории.
И в этом их главная ценность.